Российское Библейское Общество Перевод, издание и распространение Библии с 1813 года
Единственный предмет Общества есть способствование к приведению в России в большее употребление Библии. Из Устава РБО 1813г.
12+
12+
Единственный предмет Общества есть способствование к приведению в России в большее употребление Библии. Из Устава РБО 1813г.

«Грех» Авраама

                              "Грех" Авраама.jpg

























Примеры ветхозаветной праведности у внимательного читателя Библии обычно вызывают вопросы. Как может считаться святым человек, совершающий с нравственной точки зрения сомнительные поступки? В представленной публикации речь идет об одном из подобных библейских эпизодов – предание Авраамом своей жены Сарры сначала египетскому фараону (Быт.12:11–20), а затем царю Авимелеху (Быт. 20:2) для сожительства. Автор статьи пытается найти объяснение данным поступкам ветхозаветного праведника. Статья является ответом на публикацию «Ориген об «иудейских баснях» в толкованиях на книгу Бытия».

На портале «Богослов.ру» опубликована статья: «Ориген об «иудейских баснях» в толкованиях на книгу Бытия»[1], в которой автор анализирует экзегетические подходы к толкованию Писания одного из авторитетных раннехристианских греческих богословов — Оригена. Данный анализ делается на примере экзегезы неоднозначных событий библейской истории, когда великий патриарх Авраам допускает предание своей жены Сары в руки сначала египетского фараона (Быт.12:11–20), а затем царя Авимелеха (Быт. 20:2) для сожительства.

Не вдаваясь в подробности исследования и оценку методов богословия Оригена, заметим, что Ориген придерживался мнения о том, что Авраам, олицетворяя собой библейский образ праведности для всякого верующего, не может иметь какого-либо нравственного или духовного изъяна. Поэтому все описанные в Священном Писании действия и поступки Авраама являются праведными, то есть безгрешными.

Убеждениям Оригена противопоставляется богословское мнение многих авторитетных христианских толкователей, которые считали, что библейский праведник необязательно должен быть «статичен» в праведности изначально. Он проходит некий путь развития и совершенствования, поэтому некоторые поступки великих патриархов и пророков могут иметь признаки несовершенства или греха.

В христианской традиции толкования Писания, которая во многом опирается на мнение и методы экзегезы свт. Иоанна Златоуста, факт греховного действия патриарха Авраама признается, но сам Авраам оправдывается. И не просто оправдывается, но даже превозносится как достойный подражания образец высшей нравственности.

А.П. Лопухин, обобщая святоотеческие рассуждения на данную тему и соглашаясь с наличием в действиях Авраама «элемента малодушия и хитрости», добавляет: «Впрочем, святой Иоанн Златоуст в этом добровольном соглашении супругов и взаимном пожертвовании их своими интересами ради общего блага (один — правами мужа, другая — достоинством верной жены) видит венец их супружеской любви и образец, достойный подражания»[2].

Глубокое рассуждение на эту тему принадлежит свт. Филарету Московскому. Детально разбирая поступок Авраама, святитель достаточно твердо и убедительно опровергает все аргументы тех, кто обвиняет праотца в грехе. Но даже он не решается полностью оправдать Авраама и признает в нем наличие несовершенства: «Одно то, по-видимому, предосудительно для него, что он не предал судьбы своей просто в руки Божии, а хотел привести себя в безопасность собственным искусством и хитростью»[3].

Итак, мы видим три различных варианта духовно-нравственного восприятия неоднозначного поступка патриарха Авраама:

1) Авраам согрешил;

2) Авраам поступил праведно;

3) Авраам согрешил, но грех этот извинительный.

Слова святителя Филарета «он не предал судьбы своей просто в руки Божии, а хотел привести себя в безопасность собственным искусством и хитростью» — это достаточно тяжкое обвинение праведника, тем более если принять во внимание то, что как раз безусловная вера Авраама Богу и была вменена ему в праведность. Можно было бы возразить, что данное «вменение праведности» Аврааму Богом произошло уже после того случая, как Авраам отдал Сару в гарем египетскому фараону. Но мы знаем, что подобный случай снова повторился через несколько лет, уже перед рождением Исаака. Тогда Авраам отдал жену в сожительство царю Авемилеху, чтобы спасти собственную жизнь (Быт. 20:2). Это случай, в отличие от египетской истории, произошел уже после того как в Писании сказано: «Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность» (Быт. 15:6). Нужно признать, что данный поступок был совершен не возрастающим в праведности грешником, а именно праведным с точки зрения Писания человеком. Подтверждением этому может служить тот факт, что Господь не только ни разу не упрекнул Авраама в грехе, но несколько раз благословлял его. «И Авраму хорошо было ради ее (Сары); и был у него мелкий и крупный скот и ослы, и рабы и рабыни, и лошаки и верблюды» (Быт. 12:16). «И взял Авимелех мелкого и крупного скота, и рабов и рабынь, и дал Аврааму; и возвратил ему Сарру, жену его» (Быт. 20:14). При этом Господь в обоих случаях наказывал царей и их народы за еще даже не совершенный ими «грех по неведению» в отношении жены Авраама (см. Быт. 12:17; 20:3).

Необходимо понять, почему аморальные с точки зрения современного человека действия Авраама оказались праведными пред Богом.

Однажды Спаситель сказал иудеям, которые уповали на свое плотское родство с Авраамом: «Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы» (Иоан. 8:39). Заметим, что Господь не говорит «праведные» дела Авраамовы. Подобное уточнение было необходимо сделать, если бы Авраам, наряду с праведными делами, совершал поступки, не достойные подражания. Здесь необходимо вспомнить слова апостола Иакова: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем» (Иак. 2:10). Возможно, кто-то возразит и скажет, что Синайский закон появится лишь через несколько столетий и к Аврааму не имеет никакого отношения. Но современный христианин, живущий в эпоху Нового Завета, строго говоря, тоже не имеет отношения к иудейскому закону, и, тем не менее, принцип духовного совершенства, описанный ап. Иаковом или ап. Павлом (см. Гал. 5:3), относится и к нам. Если христианин нарушит одну из заповедей блаженства, неужели он сможет исполнить Закон Христов? Подобным образом мы относимся, например, и к понятию «смертный грех». Все из нас согласятся с тем, что впадая лишь в один из них, человек уже лишает себя всего духовного наследия.

Поэтому если бы Авраам не имел целостной праведности, то не мог бы быть ее образом. Как говорит Писание: «Верующие благословляются с верным Авраамом» (Гал. 3:9).

Но тогда как быть с другими образцами праведности Священного Писания? Такими, например, как псалмопевец Давид, который прелюбодействовал с чужой женой, а затем убил ее мужа. Или апостол Петр, который трижды отрекся от Христа.

Ответ очевиден, и его дает само Священное писание. Всякая неправда, которую совершил тот или иной библейский праведник, была «очищена» покаянием праведника либо понесенным им наказанием от Бога. А иной раз и тем и другим сразу, как это случилось с Давидом после его неугодной Богу «переписи» населения: «И сказал Давид Богу: весьма согрешил я, что сделал это. И ныне прости вину раба Твоего, ибо я поступил очень безрассудно. И говорил Господь Гаду, прозорливцу Давидову, и сказал: пойди и скажи Давиду: так говорит Господь: три [наказания] Я предлагаю тебе, избери себе одно из них, — и Я пошлю его на тебя» (1 Пар. 21:8–10).

Можно вспомнить великого Моисея. Несмотря на то, что он общался с Богом «лицом к лицу», Моисей так и не был допущен войти в обетованную землю по причине прегрешения, которое однажды совершил, странствуя по пустыне с избранным Богом народом (см. Втор. 32:49–52). Ну и, наконец, можно привести в пример историю праотца всех, Адама, который также был вынужден выслушать приговор Господа за свой проступок: «За то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей» (Быт. 3:17).

Грех влечет за собой праведное воздаяние, и Господь ни разу не оставил неправедность без внимания, тем более не указывал на неправду или грех, как на образец для подражания. И если Господь дважды благословил Авраама, который не только не раскаялся, но даже повторил содеянное ранее, это означает одно — Авраам действительно поступил праведно.

В чем же состоит праведность или неправедность всякого человеческого поступка?


Попробуем ответить на этот вопрос, используя принцип рассуждения «от обратного». Рассмотрим варианты того, как мог поступить Авраам в данной ситуации и к чему бы это могло привести.

Свт. Филарет сетует на то, что Авраам не вверил своей судьбы в руки Божии. Но нужно спросить себя: а когда Авраам должен был это сделать? Авраам со всем семейством поднялся с насиженного места и пришел в Египет не просто так, а по причине голода. И если говорить о предании праведником своей судьбы в руки Бога, то следовало бы начать от истока. А это значит, Аврааму не надо было никуда ходить, а надо было вверить свою судьбу и судьбу семейства в руки Божии и просто смиренно ждать, когда Господь пошлет богатый урожай на окрестные поля. Это не только безопасно, но и, казалось бы, вполне благочестиво.

Однако благочестивым подобное «упование на Бога» выглядит только на первый взгляд. С одной стороны, мы можем вспомнить патриарха Иакова, которого Господь своим промыслом переселил со всем его семейством в Египет, как в уготованное Богом место, где богоизбранный народ должен был возрастать и умножаться (Быт. 42). Или вспомним праведного Иосифа, который, послушав Господнего Ангела, бежал с женой и сыном в Египет от царя Ирода, искавшего убить Младенца Христа (Мф. 2). Разве не в силах был Бог пропитать Иакова или сохранить Деву Марию с Младенцем, не переселяя их в чужую землю? Конечно же мог, но если переселение все же потребовалось, то голод для Иакова и гонения для Иосифа были лишь средствами побуждения к путешествию и совершению в отношении них Божественного промысла.

С другой стороны, мы можем привести примеры из Священного Писания, когда Господь, напротив, возбраняет израильскому народу искать в Египте спасения от врагов (см. Иер. 42–44). И не только возбраняет, но и грозит через Пророка великим наказанием за ослушание. Также можно привести свидетельство Писания о том, что не всякое желание апостола Павла по выбору места проповеди было угодно Богу. «Пройдя через Фригию и Галатийскую страну, они не были допущены Духом Святым проповедовать слово в Асии. Дойдя до Мисии, предпринимали идти в Вифинию; но Дух не допустил их» (Деян. 16:6-7).

Поэтому можно сказать, что если Господь не возбранил Аврааму его переселение в Египет, которое тот предпринял по причине наступившего голода, то данное путешествие было угодно Богу, было частью Его промысла об Аврааме.

Так когда же Авраам должен был предать себя в руки Бога? Допустим, что Авраам по приходе в Египет не стал умалчивать о том, что Сара не только его сестра, но и жена. Результат подобной откровенности был определен самим Авраамом, который сказал Саре: «Вот, я знаю, что ты женщина, прекрасная видом; и когда Египтяне увидят тебя, то скажут: это жена его; и убьют меня…» (Быт. 12:11–12). Подтвердить правоту слов Авраама может история его потомка Давида. В отличие от язычников Египта, Давид являлся избранным пророком Божьим. Но даже это обстоятельство не помешало ему прельститься красотой женщины и не только прелюбодействовать с нею, но и погубить ее мужа (см. 2 Цар. 11).

Попытка самоустраниться и переложить ответственность за свою жизнь на промысел Божий в ситуации, когда для решения проблемы и предотвращения негативного исхода дела человек может многое сделать сам, соответствует все тому же чрезмерному и дерзкому упованию на Бога. Надо учитывать то, что негативный вариант для Авраама и Сары при переселении в Египет мог быть только в одном случае: если Сарой заинтересуется сам фараон. Всем остальным претендентам на руку Сары Авраам и сама Сара могли отказать, но отказать фараону было нельзя.

То, что фараон узнает о красоте Сары и при изобилии юных наложниц прельстится пусть и красивой, но уже 70-летней женщиной, было далеко не очевидным фактом, но лишь маловероятной возможностью. На случайность данного события указывает и то, что фараону о красоте Сары донесли его «вельможи», которые могли бы и не донести или похвалить красоту Сары не в той мере, чтобы заинтересовать фараона.

Предположим далее, что Авраам, понимая невозможность отказать фараону, открывает правду о Саре и называет ее своей женой. Результат подобной откровенности был бы еще хуже, ведь получилось бы, что Авраам не просто обманул фараона, но и выставил его в неприглядном свете перед подданными: фараон «посватался» к замужней женщине. Исход здесь был бы все тот же — смерть Авраама и печальная судьба Сары.

И вот только в этой ситуации, когда Авраам исчерпал все человеческие возможности сохранить и свою жизнь, и честь Сары, этот великий муж предает себя и свою жену в руки Бога. Свт. Филарет замечает: «Аврам и в сем случае невинен, если предположим, что Сара взята была во двор только еще для почести и для приготовления ко браку, которое могло продолжаться несколько месяцев, подобно как впоследствии было в обычае при дворе персидском (Есф. 2:12); что Аврам, поручив своей супруге или решась сам открыть свою тайну в случае крайней опасности, ожидал между тем воли Божией о своем спасении, которая вскоре и открылась действительно чрез казни над фараоном»[4].

К приведенному святителем пояснению можно еще раз вспомнить, что Саре на момент взятия ее в дом фараона было минимум семьдесят лет. Поэтому она могла и не стать наложницей фараона, а быть лишь неким украшением царского двора. В любом случае, у Авраама было достаточно времени для того, чтобы в случае крайней безысходности открыть фараону правду.

Теперь необходимо сказать несколько слов о том, каким образом фараону стало известно о замужестве Сары. Выше мы уже говорили о том, что ни Авраам, ни Сара не могли сказать об этом фараону без негативных для себя последствий. А так как фараон не только не сделал зла Аврааму, но еще и взял его под свою защиту, то, следовательно, фараон, как впоследствии это случилось с царем Авимелехом, узнал правду от самого Бога. Только Его мог убоятся и устыдится безграничный в своем самовластии правитель.

В том, что Господь позволил зайти этой истории так далеко и что Он Сам открыл истину фараону, есть еще одно положительное обстоятельство. Ведь если Господь своим промыслом ограждал бы Авраама и Сару сразу по их приходе в Египет и грозил бы карой всякому встречному на пути Авраама, то проблема пропитания семейства Авраама (а это несколько сотен человек — см. напр. Быт. 14:14) осталась бы нерешенной. А ведь ради решения этой проблемы Авраам и пришел в Египет. По промыслу же Божьему поклонники Сары, добиваясь расположения не только «невесты», но и Авраама, (так как несомненно требовалось его согласие на брак с его «сестрой») приносили в стан Авраама богатые дары, то есть овец, волов, дорогие украшения. Можно предположить, что среди прочих подарки фараона были самыми щедрыми. Но как только Авраам и все его многочисленное семейство, с рабами и наемниками, благодаря красоте Сары получили достойное благосостояние и пропитание, Господь, Своим явлением открыв истину фараону, промыслительно оградил Авраама от возможных поползновений со стороны обиженных вельмож Египта не только на его жену, но и на его приумноженное имущество. Теперь не Господь, а приказ фараона останавливал всякого встречного от противозаконных действий в отношении семейства Авраама.

Поистине чуден промысел Господа о всяком человеке, в первую очередь о праведнике, мысли и дела которого текут в русле замысла Божьего о нем. В этом, наверное, и заключается отличие праведных дел от всякого иного дела человеческого.

Подводя итог, необходимо констатировать тот факт, что в оценке действий Авраама в столь сложной и неоднозначной ситуации Ориген, в отличие от многих экзегетов, смог (возможно, лишь интуитивно) проникнуть внутрь замысла Божьего в Священном Писании. Невозможно назидать чтущего в праведности посредством того, кто сам или его дела достойны порицания. И если Писание говорит об Аврааме как образе человеческой праведности (Гал. 3:9), то это значит, что всякое дело, которое Авраам сотворил и которое Бог принял, является праведным.

Рассуждения на данную тему будут неполными, если мы не переведем их в практическую плоскость и не ответим на вопрос: а можем ли мы, христиане, подражать Аврааму в подобной ситуации?

Подражать Аврааму христианин не только может, но и обязан. Авраам — образ праведности для всякого человека. Но надо помнить, что праведность Авраам стяжал безграничным доверием Богу и верой в Его промысел. Дела же и поступки Авраама — это плод его веры Богу, ими и через них сокровенное для внешнего взора, то есть вера праведника, одновременно проявлялась и утверждалась в этом мире.

Как только мы придем в меру Авраама и искренне во всей полноте поверим Богу и в Его промысел о нас, тогда, по слову Спасителя, «Приидет Он, Дух истины» и наставит нас на всякую истину (Иоан. 16:13), что и позволит нам в любой, даже самой сложной и неоднозначной ситуации принять верное и богоугодное решение.

[1] Ориген об «иудейских баснях» в толкованиях на книгу Бытия: https://bogoslov.ru/article/6168970

[2] Толковая Библия. Комментарий на все книги Священного Писания под редакцией А.П. Лопухина. Т. 1. ООО «Харвест». УП МФЦП, 2004, с. 51. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/tolkovaja_biblija_01/12

[3] Толкование на Книгу Бытия / святитель Филарет митр. Моск. и Колом. М.: Лепта-Пресс, 2004 (Тип. АО «Мол. гвардия»). С. 317. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Filaret_Moskovskij/tolkovanie-na-knigu-bytija/2_16

[4] Толкование на Книгу Бытия / святитель Филарет митр. Моск. и Колом. М.: Лепта-Пресс, 2004 (Тип. АО «Мол. гвардия»). С. 319. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Filaret_Moskovskij/tolkovanie-na-knigu-bytija/2_16

Научный богословский портал БОГОСЛОВ.RU

Поделиться:
А также
Политика конфиденциальности
© Религиозная организация «Российское Библейское
Общество». Все права защищены. 12+
Сделано в Mint Studio 2017