Российское Библейское Общество Перевод, издание и распространение Библии с 1813 года
Единственный предмет Общества есть способствование к приведению в России в большее употребление Библии. Из Устава РБО 1813г.
12+
12+
Единственный предмет Общества есть способствование к приведению в России в большее употребление Библии. Из Устава РБО 1813г.

Цели, задачи и основные принципы современного русского перевода Библии РБО

Руденко Анатолий Александрович,
Минск, Минская духовная академия, ноябрь 2019 г.

Цели, задачи и основные принципы современного русского перевода Библии РБО можно правильно понять только с учетом конкретного церковно-исторического контекста, в котором этот перевод создавался.

С одной стороны, к середине 1990-х гг., когда принималось решение о начале работы над переводом, существовал только один текст русской Библии — Синодальный перевод, который в силу исторических причин являлся и поныне является общепринятым. С другой стороны, отечественным библеистам давно были известны его недостатки. Критические отзывы об этом переводе появились вскоре после его публикации, еще в XIX веке.

Пожалуй, самым ярким из них является мнение председателя Русской библейской комиссии, профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии И. Е. Евсеева, который в своей программной статье «Собор и Библия», опубликованной в 1917 г. в преддверии Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг., писал: Наравне со славянским текстом Библии пред высшею церковною властью стоит непочатая еще задача привести в надлежащее соответствие с требованиями времени русский Синодальный перевод Библии. Этот перевод завершен, правда, недавно — всего в 1875 году, но на нем вполне отразились все особенности не любимого детища, а пасынка духовного ведомства, и он неотложно требует пересмотра или, еще лучше, — полной замены. Его состав или объем грешит тем же свойством следования католическому канону, что наблюдается и в славянской Библии. Его оригинал не выдержан: то он передает еврейский оригинал, то греческий текст LХХ, то латинский текст, — словом, в этом переводе сделано все, чтобы лишить его характера целостности, однородности. Правда, эти свойства незаметны для рядового благочестивого читателя. Гораздо существеннее его литературная отсталость. Язык этого перевода тяжелый, устарелый, искусственно сближенный со славянским, отстал от общелитературного языка на целый век: это совершенно недопустимый в литературе язык еще допушкинского времени, не скрашенный притом ни полетом вдохновения, ни художественностью текста. Чтобы выразить в переводе уважение к высоте оригинала, чтобы поставить перевод на уровень литературных требований и доставить ему соответственное влияние, нужно дать не отсталый ремесленный, а художественный, творческий перевод, притом с постоянным попечением о его усовершении.

В годы господства в России коммунистической идеологии и гонений на верующих это мнение и призыв практически забылись. Однако уже в 1980-е гг. некоторые известные христианские мыслители и просветители, такие, как протоиерей Александр Мень, академик С.С. Аверинцев, доцент, впоследствии священник Г.П. Чистяков, задумывались о создании такого перевода (или переводов), который отвечал бы требованиям, выдвинутым 70 лет тому назад профессором И. Е. Евсеевым. При этом с самого начала было понятно, что путь к поставленной задаче предстоит долгий и трудный и что такая инициатива потребует прочной организационной, финансовой и научно-консультационной основы.

По воле Божьей такая основа вскоре в России появилась — благодаря учреждению в 1991 г. Российского Библейского общества, в возрождении и последующих трудах которого упомянутые передовые христианские деятели и другие служители Слова приняли непосредственное живое участие.

После решения начальных организационных и производственных задач, направленных, в первую очередь, на ликвидацию дефицита изданий Синодальной Библии, в 1996 г. Правление РБО принимает принципиальное решение о начале работ по современному русскому переводу Библии. Так была задана перспектива библейской работы в России на многие годы вперед.

31 октября 1996 г. на заседании своего Правления РБО одобрило Принципы и задачи новых переводов Священного Писания на русский язык, выработанные ранее Научно-издательским комитетом РБО под председательством в прошлом доцента МГИИЯ, известного переводчика античной литературы, впоследствии священника Георгия Чистякова (1953–2007).

Прежде всего, в указанном документе были определены сферы применения новых переводов. В нем отмечалось, что РБО исходит из того, что в ближайшей перспективе Синодальный перевод останется основным церковным текстом русской Библии. При этом имелось в виду его использование большинством российских христианских конфессий за богослужением и/или в церковной проповеди, в профессиональном богословском и религиозно-катехизическом образовании.

Иными словами, Российским Библейским обществом при подготовке Современного Русского перевода Библии никогда не ставилась задача заменить Синодальный перевод в его традиционном употреблении.

Предполагалось, что основное предназначение новых библейских переводов заключается в том, что они найдут себе применение в двух сферах: при первоначальном знакомстве со Священным Писанием и для углубленного изучения Библии теми, кого Синодальный перевод не удовлетворяет полностью.

Казалось бы, это совершенно разные задачи и разные аудитории, но на самом деле обе цели глубоко и прочно взаимосвязаны. Как писал в той же статье профессор И. Е. Евсеев: Мы отнюдь не думаем перечислять всю область вопросов, касающихся нашей славянской и русской Библии; мы почитаем долгом остановиться только на тех из них, которые имеют неотложное практическое значение и требуют решения для надлежащего воздействия Библии на свойственном ей пути — проникновения и оживления души народа. Верим, что вместе с этим лучше наладятся и разрешатся и другие, например, научные задачи относительно Библии. Не может быть значительного научного движения в деле изучения Библии, если эта Библия далека от народа, если жизнь не проверяется и не стучит в сокровищницу подлинного Слова Божия, если Библия не занимает и не возбуждает народного сознания.

Следует отметить, что опубликованный по благословению Святейшего Синода в 1876 г. русский перевод Библии предназначался вовсе не для церковного, а только для личного употребления, как пособие к уразумению Священного Писания, то есть, «настоящей» Библии, которой по-прежнему считалась церковнославянская. Изначально Синодальный перевод был зависим от Славянской Библии, как в лексическом, так и в экзегетическом отношении, и не был ориентирован на чтение в отрыве от нее.

Как заметил профессор А. А. Алексеев в предисловии к репринтному изданию первого русского перевода Нового Завета 1824 г., осуществленного РБО: Следование в целом церковнославянскому тексту фактически полностью освободило переводчиков от самостоятельного решения богословских вопросов в новом переводе. То же самое можно сказать и о Синодальном переводе Нового Завета, поскольку он лишь незначительно отличается от вышеуказанного перевода.

Тем не менее, российские штундисты во второй половине XIX века, а затем и евангельские верующие СССР в XX веке придали Синодальному переводу самостоятельное литургическое, а затем и основополагающее вероучительное значение, и стали употреблять его в отрыве от церковнославянской Библии.

Таким образом, со временем, для множества верующих в основе религиозной практики оказался текст, зависимый от уже незнакомой для них церковнославянской Библии. В результате возможности для самостоятельного исследования Библии и понимания того, что же она говорит на самом деле во многих значимых местах, были существенно сужены, если не потеряны вовсе.

Понимая вышеуказанные ограничения Синодального перевода, Правление РБО поставило целью создание современного русского перевода Библии, опирающегося непосредственно на первоисточники, то есть на древнееврейский и древнегреческий оригиналы. Подразумевалось, что такой перевод должен делаться без постоянной оглядки на церковнославянский и зависимый от него Синодальный переводы, а также без стремления так или иначе имитировать их. Впрочем, эти переводы, конечно, тоже принимались во внимание. Новый русский перевод должен был в первую очередь опираться на достижения библейской науки XX века, на современные научные комментарии, фундаментальные специализированные словари и, обладая самостоятельным значением, открывать новые возможности для изучения и познания Писания.

Среди общих принципов нового библейского перевода были сформулированы следующие основополагающие требования:

Адекватная передача содержания библейского текста важнее, чем имитация формы еврейского или греческого оригинала. <…> Перевод не должен нарушать норм русского синтаксиса и словоупотребления. Новые переводы должны быть легче для чтения и понимания, чем Синодальный перевод. Переводы должны быть адресованы как церковным, так и нецерковным людям. Поэтому в переводах желательно избегать таких слов и выражений, которые, хотя и привычны церковному читателю, для нецерковного читателя были бы непонятны.

Итак, основными установками для будущего перевода стали следующие: во-первых, перевод должен быть смысловым, то есть верно передавать смысл библейского текста, а не слепо воспроизводить его структурную оболочку; во-вторых, язык перевода должен быть общелитературным, без уклона в церковный «жаргон», сформировавшийся у верующих под влиянием церковнославянского и Синодального переводов; в-третьих, он адресован всем тем, кто захочет его прочесть, а не какой-то определенной группе или сообществу.

Что касается верной передачи смысла вместо имитации языковой формы оригинала, то эта установка более всего актуальна для тех мест, которые в Синодальном и церковнославянском переводе звучат туманно и невразумительно.

Подчас невразумительные места Синодального перевода связаны с тем, что переводчики XIX века в отдельных местах Писания, вероятно, не вполне понимали смысл переводимого и поэтому прибегали к пословной передаче загадочного места, к тому же, зачастую, обильно используя славянизмы. В таких случаях отдельные слова вроде бы и понятны, но неясно, как они соотносятся между собой, поэтому и смысл всего высказывания остается туманным.

В других случаях, из-за неправильно понимаемых славянизмов и неестественного для русского языка синтаксического построения предложений в читательском восприятии возникает не просто недопонимание, а явно неверное понимание текста. Иногда искажение смысла доходит до возникновения смысловых фантасмагорий.

Тем не менее, бывает, что и в подобных случаях читателей не оставляет уверенность в совершенно правильном и точном понимании Писания.

Кроме того, в Синодальном переводе есть некоторые места, переведенные явно под влиянием церковной вероучительной традиции, которые отражают не столько смысл Писания в данном месте, сколько конфессиональную специфику его понимания.

Примеры таких недостатков приведены отдельно, в качестве приложения к данному докладу.

Приверженцам Синодального перевода трудно отрицать наличие подобных проблем. Для них перевод РБО будет полезен прежде всего тем, что они, не оставляя привычного употребления традиционного текста, могут уточнить смысл подобных туманных или странных отрывков и выражений и объяснить его в проповеди или беседе.

В процессе работы над переводом в 90-х гг. XX века под влиянием вызовов, возникших в ходе стремительных изменений в церковной и общественной жизни, переводчики творчески развивали вышеуказанные принципы и наполняли их конкретным содержанием.

Главным моментом в содержательном развитии исходных установок, первоначально заданных Правлением, стало стремление переводчиков и редакторов не только возможно более точно передать исходный смысл библейского текста русским общелитературным языком, но также яркими литературными средствами воплотить его выразительное своеобразие.

Дело в том, что в Синодальном переводе особенности языка и стиля разных авторов под влиянием славянской Библии и церковной «благочестивой» традиции сглажены и практически нивелированы. Поэтому получается, что разные библейские авторы и персонажи в разной обстановке и в разном эмоционально-психологическом состоянии говорят и пишут практически одинаковым «возвышенно-туманным» языком. Вот почему большинство верующих убеждено, что вся Библия сплошь является стилистически возвышенной книгой, полной благолепия и торжественного фимиама, «прикровенный» смысл которого должны разъяснять проповедники.

С другой стороны, для многих из тех, кто искренне интересовался Библией и добросовестно пытался ее прочитать, она предстает непонятной и скучной.

В противоположность сложившимся стереотипам, главный редактор РБО М. Г. Селезнев во введении к первой публикации своего перевода первой книги Библии в 2001 г. писал: для книги Бытия характерно необычайное разнообразие жанров и стилей и резкие переходы от одного стиля к другому. То перед нами повествование торжественно-медлительное, серьезное, назидательное, то — живой рассказ, полный движения; то — сухой список народов и кланов, то — вдохновенная поэзия... Однако, такое разнообразие интонаций порождает здесь не хаос, а своего рода полифонию, ощущение необычайного богатства красок. Особенно непривычно для современного читателя постоянное чередование возвышенно-богословского (скажем, рассказов о богоявлениях и благословениях Божьих) с бытовым (например, с подробностями семейной жизни Божьих избранников). Но дело в том, что само противопоставление возвышенного и «низменного» родилось лишь в позднейших культурах… Стремление отразить в переводе это стилистическое разнообразие Библии, живое своеобразие ее языка, включая и «низменные» его элементы, стало для него приоритетной задачей и в высокой степени воплотилось в этом его переводе, а также в последующих трудах.

Еще раньше, в 1998 г. вышла первая публикация Писем апостола Павла в переводе В. Н. Кузнецовой. Предисловием к ней служит лекция о. Александра Меня, где он говорит: Эти послания — не богословский трактат или систематическое изложение христианской веры. Он ходил и диктовал, а рядом с ним сидел секретарь, который быстро записывал. И поток его мысли иногда несся бурно, иногда останавливался, он задавал риторические вопросы себе, своим слушателям, адресатам; это одновременно исповедь души, он писал о своих чувствах, о своих страданиях. Жизнь его была очень нелегкой. Как все гениальные люди, он был человеком с трудным характером, был вспыльчив, но умел обуздывать себя, умел любить… Вот таков апостол Павел — нежный, любящий, тонкий, даже ранимый, и одновременно грозный, твердый, неустрашимый, несгибаемый, иногда очень суровый, резкий, даже запальчивый. Противоречивый характер и образный, порой резкий язык апостола Павла послужили своеобразным камертоном для переводчика и необыкновенно ярко воплотились в этом ее труде.

Позднее вышли в свет пробные издания других частей Нового и Ветхого Заветов, в частности, перевод Деяний апостолов. В предисловии к этой публикации, передавая свое впечатление от перевода, Андрей Филозов пишет так: Перед читателем разворачивается самый настоящий античный роман с приключениями, то драматическими, то смешными и странными <…> Здесь нет и следа натужного и возвышенного благолепия. Церковь жива и весела, несмотря ни на что; она странствует. Господь жив и подвижен; Он только что был здесь — и вот Он уже там, где Он нужен. Таковы и его дети, они всегда в пути. ПУТЬ — одно из любимых слов Луки в Деяниях.

Пробные публикации авторских переводов, передающих верный смысл библейского текста и одновременно отражающих его динамику и выразительность, вызвали значительный читательский интерес и, вместе с тем, породили общественно-научную полемику.

Задача верно передать смысл библейского текста, сохраняя при этом его эмоционально-экспрессивное своеобразие, не маскируя Писание искусственным «возвышенно-благочестивым» языком, стала подлинным вызовом для всех без исключения переводчиков, участвовавших в проекте РБО.

Принимая этот вызов, переводчики и редакторы мобилизовали весь свой талант, знания и посвященность служению Слова для того, чтобы не просто сделать Священное Писание понятным, но и передать, насколько это возможно, литературными средствами его дыхание и пульс, живую образность, внезапные стилистические переходы, не только возвышенные, но и резкие выражения. При этом они стремились отразить уникальную обстановку, в которой Бог передавал людям свое Слово, а также особенности личности авторов, их чувства и настроение, их отношение к своим адресатам и описываемым событиям: восхищение и восторг, гнев и горечь, недоумение и юмор, презрение и сарказм.

Важно отметить, что, по мысли создателей, новый перевод предназначен не для извлечения из него и провозглашения отдельных цитат, служащих для последующих толкований, как это часто происходит с Синодальным переводом, но для заинтересованного и последовательного чтения его как самостоятельного связного и объемного текста.

Переводчики не стремились искусственно «оживить» Библию, но старались отразить Слово Божие в его непосредственном виде, как живой поток смыслов и образов, который увлекает и вводит читателя в духовную и житейскую реальность неожиданных встреч Бога со Своими избранниками с их драматизмом и суровой, а порой и неприглядной правдой.

Иными словами, Библия в таком переводе предстает не как богословский трактат или некая последовательность литургических возгласов и вероучительных формулировок, но как правдивое и выразительное описание подлинных событий, происходивших с живыми людьми в реальном времени и пространстве.

Само оформление текста при публикации нового перевода отвечало данному подходу переводчиков: текст поделен не на стихи, а на смысловые отрывки. Внутри этих отрывков текст выглядит целостным, при этом номера стихов убраны внутрь его и при чтении малозаметны. Стихотворные отрывки набраны в виде поэтических строк, наглядным образом переданы диалоги.

Итак, библейский текст в переводе РБО предстает перед читателем не как набор разрозненных священных цитат, каждая из которых для удобства воспроизведения набрана с красной строки (к чему многие привыкли и даже считают это достоинством), но как цельное и при этом очень разнообразное повествование.

Принимая во внимание лежащую в основе Писания устную традицию, было также сформулировано следующее важное требование: перевод должен легко читаться вслух, а также восприниматься на слух. Поэтому текст не должен обременять читателя громоздкими языковыми конструкциями и элементами, трудными для произнесения и восприятия при устном чтении.

Например, следовало избегать слишком длинных и сложных предложений, при чтении которых не хватает дыхания, или в которых неясно, где поставить логическое ударение. Кроме того, нужно было избегать таких слов или их сочетаний, где встречаются труднопроизносимые, «ломающие язык» стыки нескольких согласных подряд, или «зияния», порожденные непрерывной последовательностью нескольких гласных.

Вышеописанный подход не был полностью сформулирован с самого начала, но окончательно сложился уже в ходе работы над переводом. При этом он был поддержан Правлением и администрацией РБО, поскольку отвечал коренным интересам служения Слова. Ведь с самого начала руководство РБО ставило целью создание перевода Библии, предназначенного для широкого распространения в обществе, именно такого, который мог бы способствовать изменению печальной российской традиции отношения к Библии, той, о которой писал 100 лет тому назад профессор И. Е. Евсеев: Библию народ не читает, в народе она почти неизвестна…

Таким образом, РБО, осуществляя данный перевод, ставило перед собой цель представить широкой читательской аудитории Библию как интересную и увлекательную книгу, актуальную при осмысливании личной, церковной и общественной жизни нашими современниками.

Отличительные черты перевода РБО в сравнении с другими, в том числе современными переводами, более всего ощущаются при его последовательном чтении, когда Библия предстает как связная и увлекательная история, интерес к чтению которой не угасает.

Безусловно, были предприняты все меры к тому, чтобы устранить возможный «волюнтаризм» переводчиков. Все черновики переводов многократно редактировались, каждая редакция предусматривала взаимные консультации переводчиков и редакторов, сверку с авторитетными научными комментариями, фундаментальными словарями, известными иноязычными переводами. Привлекались для консультаций и зарубежные ученые-библеисты мирового уровня.

Вместе с тем, уже в самом начале работы над переводом стало очевидным, что библейский текст можно адекватно воспринимать только при условии знания культурно-исторических реалий библейской эпохи, а также религиозно-общественных идей и понятий того времени, многие из которых забылись, либо изменили свой первоначальный смысл и потому требуют отдельного объяснения.

Также стало ясным, что, кроме изложения основного смысла, нужно дополнительно излагать разные варианты экзегезы многих мест Писания, и, вместе с тем, лежащие в основе многих из них или сопутствующие им текстологические проблемы и пр.

Поэтому с самого начала работы над Современным русским переводом Библии в 1996 г. переводчики по поручению руководства РБО параллельно готовили комментарии, а также другие пояснительные материалы к своим трудам (введения к книгам Библии, словари библейских имен и понятий, хронологические таблицы, справочники различных мер и весов и т. п.).

Эти комментарии и пояснительные материалы печатались, начиная с 1998 г. в первых публикациях вместе с текстом авторских переводов. Позднее они дополнялись, редактировались и публиковались в составе изданий Нового Завета и полной Библии в переводе РБО.

Наконец в 2017 году вышло Учебное издание Библии в переводе РБО, в котором данные пояснительные материалы были опубликованы в дополнительно выверенном виде и в кратно расширенном объеме, сопоставимом с объемом самого библейского текста.

При подготовке указанных материалов ставилась задача, чтобы все пояснения и комментарии имели внеконфессиональный научно-просветительский характер, были интересны для широкого круга достаточно образованных читателей, стремящихся к более глубокому пониманию библейских текстов, основывались на последних общепринятых достижениях библеистики, текстологии, истории и археологии, содержали выверенные и надежные с научной точки зрения сведения.

Они должны быть основаны на последних общепринятых достижениях библеистики, текстологии, истории и археологии и содержать выверенные и надежные с научной точки зрения сведения.

Эти первоначальные ориентиры определили главные содержательные особенности пояснительных материалов Учебной Библии:
— они представляют собой дальнейшее развитие современного перевода Библии и нацелены на более глубокое и целостное понимание читателями смысла библейских текстов;
— они освещают широкий историко-культурный контекст библейских текстов, знание которого помогает лучше понять смысл Писания;
— они раскрывают смысловое многообразие древнееврейских и древнегреческих слов и выражений, существенное для понимания того или иного места Библии;
— они объясняют основные религиозно-идейные концепты библейских текстов;
— они подчеркивают глубокие текстуальные и идейно-смысловые связи между различными по времени и месту своего написания книгами Библии;
— они указывают на текстологические проблемы, приводящие к различным интерпретациям одного и того же места в библейских переводах;
— они приводят краткое изложение основных экзегетических решений, предлагающихся в древней и современной библеистике в отношении многих неоднозначных мест Библии.
Исходя из интересов достаточно широкого круга читателей, даже сложные вопросы интерпретации библейского текста излагаются доступным языком, при этом выдерживается сжатый, ясный и динамичный стиль изложения.

Таким образом, Библия в переводе РБО и, в особенности, его Учебное издание задумывалась именно как средство для самостоятельного погружения в мир Библии и целостного изучения библейских смыслов. Работа над ней была подчинена стремлению оживить интерес к подлинному Слову Божьему. Это издание призвано с Божьей помощью служить для многих вдумчивых читателей одним из пособий для проникновения в смысл первоисточника божественной истины.

РБО непрерывно работает над совершенствованием своего Современного русского перевода и, вместе с тем, продолжает и будет продолжать издание Синодального, церковнославянского и иных переводов Библии.

Приложение к докладу «Цели, задачи и основные принципы русского перевода Библии РБО»
Минск, 7 ноября 2019 года
Поделиться:
А также
Политика конфиденциальности
© Религиозная организация «Российское Библейское
Общество». Все права защищены. 12+
Сделано в Mint Studio 2017