Деятельность РБО по переводу Библии на русский язык (с 1816 г.)

После Отечественной войны 1812 г. перед образованным российским обществом, встал вопрос о необходимости собственного национального библейского перевода. Дворянство вступило в период духовных исканий.

Рост книгопечатания в России и практика индивидуального чтения способствовали подъему уровня народного образования. Как раз в это время и появляется библейский перевод, способный удовлетворить духовный запрос образованного общества.

Но кто в то время в абсолютистской России мог озвучить такой запрос? Понятное дело, ее самодержец.

Князь Александр Голицын докладывал, что в конце 1815 г., после возвращения из-за границы, император «изустно повелел президенту Российского Библейского Общества, дабы он предложил Святейшему Синоду (уже в качестве его обер-прокурора) искреннее и точное желание Его Величества доставить и россиянам способ читать слово Божие на природном своем российском языке, яко вразумительнейшем для них славянского наречия, на коем книги Священного Писания у нас издаются».

Предлагая 28 февраля 1816 г. Святейшему Синоду волю государя, Голицын сослался при этом на опыт Греческой Церкви, в которой особой грамотой Константинопольского Патриарха Кирилла VI (опубликованной, кстати, в годовом отчете РБО за 1814 г.) было одобрено чтение народом Нового Завета в новогреческом переводе. Во исполнении воли государя в отношении перевода Библии Синод определил: «поручить Комиссии духовных училищ, дабы оная избрала в здешней (Санкт-Петербургской) духовной академии способных к сему важному труду и возложила на них таковое предложение (перевод); и когда кем что преложено будет, то вносить оное в Библейское Общество для рассмотрения находящимися в оном членами из духовных особ; а по таковом рассмотрении и одобрении, издавать от Российского Библейского Общества, вместе с древним славянским переводом». Как отмечает в связи с этим историк русского библейского перевода Иларион Алексеевич Чистович: «Таким образом, Святейший Синод отклонил от себя одобрение русского перевода (Библии) к печатанию и издание его. Последующие подписи духовных особ под предисловиями (к последующим изданиям Нового Завета, его частей, Псалтири и 1-го тома Библии) были подписями только тех епископов, которые были членами (вице-президентами) комитета Российского Библейского Общества».

Душой и руководителем перевода стал ректор СПбДА архимандрит Филарет (Дроздов). Уже в марте 1816 г. он представил Комиссии духовных училищ при Синоде одобренные ею правила. Они касались как процедуры, так и принципов самого перевода. Процедура предполагала коллегиальность при распределении материалов между переводчиками и чтение готовых переводов как можно большим числом специалистов. Принципы перевода предполагал: «слова и выражения, принадлежащие одному стиху, взаимно перемещать в одном и том же составе речи позволительно там, где сего потребует свойство российского языка и где перемещение способствовать будет ясности» (правило 7-е); «величие Священного Писания состоит в силе, а не в блеске слов; из сего следует, что не должно слишком привязываться к славянским словам и выражениям, ради мнимой их важности» (правило 12-е); «тщательно наблюдать должно дух речи, дабы разговор перелагать слогом разговорным, повествование повествовательным и так далее» (правило 18-е). Таким образом, была поставлена задача преодолеть буквализм прежнего славянского перевода. Сделать новый перевод соответствующим природе русской речи, за счет средств выразительности самого языка. С другой стороны, средствами перевода важно было передать стилистические особенности библейских текстов. На современный взгляд, поставленная задача была решена лишь в сравнительно небольшой мере. Однако надо учитывать, что сам русский литературный язык еще находился в стадии становления. Это был язык допушкинской поры, когда использование славянских лексики, выражений и синтаксических конструкций рассматривался как высший языковой «штиль». Но все же, как отметил известный историк русского языка и славянских библейских переводов Анатолий Алексеевич Алексеев, язык данного перевода «обладает выразительностью, употреблением конкретной лексики. (ср. в Новом Завете: полушка, кафтан, верста, воробьи, снопы, глупые девы, дреколие, пословица, ведро, владельцы поместьев, очутился, сыщи, откормили, холостой и т. п.; в Ветхом Завете: прогуляться, рыжий (об Исаве), похлебка, батюшка (в обращении), посох, щипцы, лотки, шип, брус, шест и т. п.); в выборе лексической сочетаемости следует законам русского языка (ср. в Новом Завете: пробудясь от сна, поднесли дары, разнесся слух, никогда сего не видано, дети кличут товарищей и т. п.; в Ветхом Завете: поднял вопль (в Синодальном переводе буквализм - возвысил голос), чудесное спасение (в Синодальном переводе - великое избавление) и т. п.)».

К 1818 г. был готов перевод Четвероевангелия. От Матфея – осуществленный трудами о. Г. Павского, от Марка – трудами ректора Санкт-Петербургской духовной семинарии архимандрита Поликарпа (Гайтанникова), от Луки – трудами преподавателя той же семинарии архимандрита Моисея (Близнецова-Платонова) и от Иоанна – трудами самого архимандрита Филарета (Дроздова). Четвероевангелие с параллельным славянским текстом было издано РБО в 1818 г., а затем переиздано и в следующем году. Оба тиража составили по 10 тыс. экз. каждый. В 1818 г. к печати были подготовлены Деяния Апостолов, опубликованные в 1819 году. Тогда же вышло 3-е издание Евангелий.

Полностью двуязычный славяно-русский Новый Завет в двух частях РБО опубликовало в 1821 году. В 1822 г. тиражом в 20 тыс. экземпляров Новый Завет вышел под одним переплетом. Наконец, в 1823 г. РБО опубликовало Новый Завет только в русском переводе. С 1818-1823 гг. Новый Завет и его части, содержащие русский перевод, были выпущены РБО общим тиражом 111 тыс. экз., в т.ч. 50 тыс. пришлось на его комплектное издание. Эти издания с энтузиазмом были встречены как читающей публикой, так и духовенством. Один из просвещеннейших иерархов своего времени Евгений (Болховитинов), тогда архиепископ Псковский, в 1819 г. в связи с выходом славяно-русского Евангелия писал: «Польза от сего издания не только простолюдинам, но и самому духовенству, наставляющему их, очевидна и несомнительна. Давно уже и нетерпеливое всех ожидание оного ручается в успехе еще большего распространения слова Божия в сердцах верующих».

Закончив работу над Евангелием от Матфея, о. Г. Павский взялся за перевод с еврейского языка Псалтири – наиболее читаемой в Православной Церкви библейской книги. По указанию императора там, где перевод отличается от славянского, (сделанного с греческого и известного как Септуагинта (LXX)), расхождения отмечались особыми примечаниями. Труд о. Г. Павского был завершен в 1820 г. и весь следующий год ушел на апробацию перевода и подготовку его издания. В январе 1822 г. Псалтирь на русском языке с предисловием Филарета (Дроздова), в то время уже архиепископа Московского, вышла из типографии. Всего же в 1822-1823 гг. выпущено 12 изданий Псалтири, в каждое из которых переводчик вносил исправления. Общий тираж составил 100 тыс. экземпляров.

Перевод других книг Ветхого Завета был разделен между существовавшими в то время российскими духовными академиями – Киевской, Московской и Санкт-Петербургской. Работа над переводом началась в 1820 году. В Московской духовной академии переводили книги Исхода, в Киевской – Левита. К 1816 г. книга Бытия была уже переведена Филаретом (Дроздовым). Им были тогда выпущены «Записки, руководствующие к основательному разумению на книгу Бытия, заключающих в себе и перевод сия книги на русское наречие» (М., 1816). Этот перевод Бытия и был принят для дальнейшего редактирования. Прочие книги Пятикнижия Моисеева переводились в СПбДА под общим руководством и при непосредственном участии о. Г. Павского. Он отвечал за окончательную редактуру всего перевода. Печатание Пятикнижия в количестве 10 тыс. экз. началось в ноябре 1823 года. Но радикальная перемена в судьбе РБО, последовавшая в 1826 г., привела к тому, что книга не получила распространения. 8 июня 1824 г. на заседании Комитета новый президент РБО митрополит Санкт-Петербургский Серафим предложил, в виду высочайшего соизволения императора, подготовить 1-й том русской Библии до книги Руфь включительно. Перевод недостающих книг Иисуса Навина, Судей и Руфи был выполнен в СПбДА под руководством о. Г. Павского. В ноябре 1825 г. 1-й том Библии был напечатан. Однако вновь было объявлено высочайшее повеление: «...оконченный печатанием первый том Библии в переводе на русский язык не приводить в употребление впредь до разрешения». «Разрешения» пришлось ждать без малого четыре десятилетия.

 

 



ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RUКаталог христианских ресурсов Для ТЕБЯ
Мы принимаем
Банковские карты
Оплатите покупку в интернет-магазине банковскими картами VISA и Mastercard любого банка.
узнать больше
Электронный кошелек
Моментальная оплата покупок с помощью вашего электронного кошелька RBK Money.
узнать больше
Банковский платеж
Оплатите покупку в любом российском банке. Срок зачисления средств на счет - 3-5 рабочих дней.
узнать больше
Денежные переводы
Оплата покупок через крупнейшие системы денежных переводов CONTACT и Unistream.
узнать больше
Почтовые переводы
Оплатите покупку в любом отделении Почты России. Срок зачисления платежа - 3-4 рабочих дня.
узнать больше
Платежные терминалы
Оплата покупок в терминалах крупнейших платежных систем в любом городе России - быстро и без комиссии.
узнать больше

© 2004–2012 Религиозная организация. «Российское Библейское общество». Все права защищены