Всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе
Фил 4:13

МЫ ПРОДОЛЖАЕМ!

Друзья, спасибо за ваши молитвы! Спасибо за вашу финансовую помощь!

Мы обещали рассказать вам об экспедиции Алексея Булатова, директора Сибирского отделения РБО. В предыдущем письме он писал: «...чем серьёзнее занимаешься евангелиза­цией, тем больше понимаешь, что ДОЛЖЕН ПРОДОЛЖАТЬ».

«...Внезапно для нас оказалась возможной миссионерская поездка по Оби. Я с жадностью ухватился за неё, потому что НАДО ПРОДОЛЖАТЬ.

...Вернулся вчера. И по горячим следам делюсь своими впечат­лениями. Уже смешными кажутся недавние трудности: комары и мошкара (спасались от них дымными спиралями, превращавшими нашу рубку в курительную комнату); отсутствие туалета на кора­бле; капитанский щенок (он разорвал все брюки, которые я брал с собой); несвежая рыба, нам её подарили, а мы неосмотрительно съели.

...Я скучаю по кострам, по команде, по тесным дружным ужинам в крошечной рубке, по длинным деревенским улицам и разговорам с сельчанами. Вспоминаю о встречах с людьми, которым дарил Евангелие.

...Деревни продолжают вымирать. Я обратил внимание, что из многих домов люди уехали совсем недавно. На окнах – занавески, огород не запущен, а хозяев уже нет. В одной из деревень, где осталось 5 жилых дворов, мне рассказали, что старикам предложили получать пенсии по банковским карточкам. А до ближайшего банкомата около 60 км по воде. В некоторых дворах стоят машины, на которых ездили не так давно, сейчас всё зарастает травой. Исход.

Несколько встреч стали для меня знаковыми. О них расскажу подробнее.

Два года назад я встретил пожилую женщину, которая пожаловалась на свою нелёгкую жизнь. Её муж был жестоким человеком, бил её нещадно. Однажды зимой, спасаясь от побоев, тётя Аня пробежала босиком 18 километров. После случившегося она наказала сыновьям – не подпускать мужа к гробу, когда умрёт. Тогда я пытался убедить Анну в том, что за мужа нужно молиться. «Утешайтесь надеждой; в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны» Рим12:12, – так учит Библия. Мне казалось, что тётя Аня не услышала меня. С волнением я подходил к её дому. Чистый огород, сирень вся в цвету, фиолета в ней больше, чем зелени. На двери – замок. Старушка из соседского двора с грустью сказала мне, что тётя Аня умерла. Сорок дней уж отве­ли. «Не успел», – пронеслось в голове.

– А муж на похоронах был?

– Был, как же, конечно, был.

Мне стало немного легче. Может она простила мужа? Может быть ушла, покаявшись?.. Дом тёти Ани и пурпурная красавица сирень, распушившая свои гроздья, так и стоят перед глазами.

Деревня Колпаково запомнилась мне тем, что её жители агрессивно не принимали Евангелие. А меня впервые грубо обругали за то, что я делал. Вот как это было. Вхожу в одну избу, здороваюсь. В сенях двое мужиков, наверное, отец и сын. Молодой стоит спиной, чинит сети. Тот, что старше, – напротив меня.

– Чего надо? – враждебно спрашивает молодой, хотя в окно видел, с чем я вошёл.

– Хотел бы оставить вам книгу – Евангелие, – кладу её на стол, и старик тут же заботливо начинает гладить книгу.

– Зачем мне твоё Евангелие? Развелось вас таких дармоедов, богомольцы ...ые! Лучше бы рожь сеяли. Пошёл на … отсюда, – спокойно и как-то тихо сказал хозяин, так и не обернув­шись в мою сторону.

Мне подумалось: «Что я здесь делаю?» И тут же получаю ответ. Дедуля умоляюще смот­рит на меня и, показывая на книгу, безмолвно, жестами говорит: «Это для меня, я буду читать её. Не связывайся, иди». И мне стало неловко и стыдно за свой высокомерный вопрос. Оставив книгу для старика, я вышел из дома.

Встреча с бывшим солдатом. Как вы помните, я и поехал-то в эти места, в основном, из-за него. В прошлый раз он, немного хмельной, рассказал, что был в горячих точках и про­шлое не даёт ему покоя. Мне казалось, что тогда сержант готов был покаяться и принять Бога. И только из-за того, что я что-то неверное сказал или сделал, этого не случилось.

Четыре дня мы добирались до деревни, где живёт мой старый знакомый (его имени я не знал). Причалили, я подошёл к дому и спросил: «Могу ли видеть хозяина?»
– Дмитрия нет, он отъехал. А вы кто?

А я и не знаю, что ответить. Путано объясняю встретившей меня женщине, кто я. И иду ждать на улицу. Через час на мотоцикле подъехал хозяин.

– Ты меня искал?

– Я… Не узнаёшь? – хотя понимаю, что жена рассказала Дмитрию обо мне по телефону.

– С трудом. Чего хотел? И почему опять к нам?

– Не поверишь, но главное, из-за тебя. Я уверен, что ты винишь себя в том, в чём сам не виноват, и что с таким чувством вины жить невозможно...

Бывший сержант явно не планировал говорить о своих страхах и болях с малознакомым человеком.

– Да у меня всё в порядке. Вот строюсь. Работа и отвлекает от ненужных мыслей... Мне надо работать. Извини, времени в обрез, да и сын в кои веки пришёл.

– Да, конечно. А я думал о тебе два года. И пришёл, чтобы сказать... Работа отвлечёт на время. Возьми Евангелие, увидишь как оно поможет. Бог спасает нас не по делам праведности, а по Своей милости.

Дмитрий обещал прочитать Евангелие. Но более всего он был удивлён тому, что из-за него мы проделали такой длинный и долгий путь. А я как-то успокоился. Может быть не очень складно всё получилось? Но я сделал то, что должен был сделать. Прошу вас, вместе со мной помолитесь о бывшем солдате.

И ещё одна встреча. Уже подходим к крыльцу дома и только потом замечаем старичка с палочкой, идущего, скорее даже плетущегося, нам навстречу. Дедуля доверчиво протянул мне свободную руку. Я подбежал, поддержал, он грузно опёрся на меня. Идёт из туалета. Идёт, по­хоже, давно. Говорит невнятно, с трудом – явно перенёс инсульт. Пока вместе дошли до дома, я узнал, что зовут старичка, как и меня, Алексеем. Дочь живёт здесь; сколько ему лет – не знает; где дочь работает – уже не помнит. Прошли в комнату, посадил его на кровать, подарил Еванге­лие. Собрался было уходить, но потом вернулся и сказал своему тёзке: «А давай попросим у Бога прощения?» «Давай», – ответил мне старичок. И мы вместе попросили у Господа проще­ния. Я – за свои грехи. Мой новый знакомый, повторяя молитву вслед за мной, – за свои. Здесь, кажется, успел. Вот такая встреча. После этого я с радостью обходил деревенские избы.

Этой поездки могло и не быть, если бы вы равнодушно относились к нашим делам. Спасибо вам за ваши горячие сердца и за ваше участие. НАДО ПРОДОЛЖАТЬ?!

С уважением и молитвой,
Алексей Булатов, директор Сибирского отделения РБО».